Интересные выставки

блог о выставках:)

  • Switch to Blue
  • Switch to Orange

Лучшие материалы СМИ - Воздух времени - Новосибирские новости

Автор: admin Дата: июля-4-2015

Тем не менее в прошлом Новосибирска скрыто немало интересного. Об этом и многом другом рассказывает руководитель центра устной истории Музея города Новосибирска кандидат исторических наук Евгений Антропов.

— Название вашего центра звучит очень необычно. А что это такое — центр устной истории?

— Это совместный проект Музея города Новосибирска и Института истории и этнографии СО РАН. Суть состоит в том, что мы собираем устные истории горожан-старожилов. Идея собирать такие рассказы возникла у меня несколько лет назад, когда я писал кандидатскую диссертацию. На мой взгляд, воспоминания горожан — это ценнейший источник информации, в них можно отыскать сведения, которых нет ни в архивах, ни в книгах, ни в других источниках. А сегодня наш центр устной истории использует воспоминания горожан при создании различных экспозиций, выставок, экскурсий, для публикаций в СМИ. Ни один архивный документ или статья в газете тех лет не может заменить живых свидетельств очевидцев прошедшей эпохи. Только они могут рассказать, как тогда жили люди, как они работали, отдыхали, воспитывали детей. Только эти рассказы могут дать почувствовать, если так можно выразиться, воздух времени.

— Какая эпоха, на ваш взгляд, была определяющей для становления Новосибирска как столичного города? Иными словами, когда он стал тем, чем стал?

— В истории Новосибирска есть несколько основных, поворотных точек. Это дореволюционный период, затем, конечно, революция 1917 года и Гражданская война, потом индустриализация, Великая Отечественная… Все это знают. Но, с моей точки зрения, наибольшее значение для формирования Новосибирска имели все же 20–30-е годы прошлого столетия. Тогда маленький провинциальный Новониколаевск в одночасье стал столицей Сибирского края, огромной территории от Томска до Читы.

— А почему для этого выбрали именно наш город?

— Причин тут несколько. Во-первых, конечно, это его расположение на пересечении крупнейших транспортных и торговых путей — Транссиба и Оби, да еще железнодорожная ветка на Алтай, открывающая огромные рынки сбыта Средней Азии. Но дело не только в этом. Дело в том, что в Новосибирске (точнее, Новониколаевске) в то время не было культуры городской жизни. Поясню, что я имею в виду: в других, старых городах Сибири были горожане, ведущие такую жизнь уже несколько поколений: к примеру, в Томске — профессура и студенты университета, в Барнауле — купцы и так далее. Это были люди грамотные, образованные, они могли оказать существенное сопротивление советской власти. В Новониколаевске такой прослойки практически не было — мало было купцов, инженеров и других специалистов, мало мещан. Это было на руку советской власти: город без истории, все можно писать с чистого листа. Так Новосибирск стал политической площадкой, главной трибуной, откуда новый порядок жизни стал распространяться по всей Сибири.

И еще один момент. Новосибирск — пожалуй, первый в Сибири город, который родился как индустриальный проект. И тут тоже решающую роль сыграли двадцатые–тридцатые годы. Началось строительство индустриальных гигантов, очень показателен в этом отношении Сибсельмаш. Можно сказать, что Новосибирск стал крупнейшей промышленной площадкой за Уралом. Именно тогда был заложен потенциал, который мы используем до сих пор.

— Каким образом сказалось это время на облике нашего города?

— Можно сказать, оно его сформировало. Двадцатые–тридцатые —  время кипения идей, время, когда люди решали, как они будут жить завтра. Это отразилось на архитектуре. В жизнь ворвался конструктивизм. Этот архитектурный стиль характеризуют простые геометрические формы, яркая цветовая гамма, огромные окна, асимметричное расположение частей здания. Таких зданий много: знаменитый дом с часами, дом ОГПУ на Серебренниковской, Госбанк, поликлиника № 1. Перечислять можно долго. Но дело не только в форме. Можно сказать, в то время Новосибирск был столицей авангарда.

Кстати, здания, о которых я говорю, и внутри были необычны: в том же доме с часами, к примеру, нет подъездов, их заменяют застекленные галереи, проходя по которым можно было заглянуть в окно соседу и увидеть, чем он занимается, как живет… Предполагалось, что вся жизнь должна проходить на виду, прямо как в романе Замятина. Представьте, и отдельных ванных в этом доме не было — их заменяли общие душевые: даже во время мытья человек не должен был оставаться в одиночестве.

— Жуть какая!

— Такая была эпоха. Люди пытались строить новый быт, а каким он должен быть, никто толком не представлял. Тогда считали, что все свободное время человек должен проводить в коллективе и тратить свой досуг на благо коллектива. Кстати, часы на фасаде — это глубокий символ, символ устремленности в будущее. Как в сюите Георгия Свиридова «Время, вперед!».

— Неужели людям нравилось так жить?

— Были разные мнения. Простой народ, не имевший, как я уже говорил, культуры городской жизни, конечно же, этого не понимал. В их представлении городская жизнь в первую очередь должна была характеризоваться изяществом и комфортом: красивые здания, широкие проспекты, мощеные улицы, фонтаны и парки. Кстати, именно в то время в Новосибирске начала формироваться парковая культура. Нет, конечно, городские сады были и раньше. Сад «Сосновка» на улице Фабричной, сад «Альгамбра» (площадь Кондратюка), а также сад «Свобода» у нынешней станции метро «Октябрьская». Кстати, от последнего кусочек все-таки сохранился. Предполагалось, что отдыхать люди будут по-новому, по-пролетарски: слушать концерты, заниматься спортом. Но пивные в том же парке им. Сталина (ныне Центральный парк) все равно были. Хоть государство этого и не одобряло.

— А ведь была еще и Закаменка.

— Совершенно верно. И этот район разительно отличался от прогрессивного авангардистского центра с его домами в духе конструктивизма. Соединял две части города бетонный мост, который существует и поныне (он, кстати, тоже вполне отвечает духу конструктивизма). Закаменка была, если можно так выразиться, народной территорией — милиция туда и заходить боялась. Жители сами, в силу своего разумения, поддерживали порядок. Дома там возводили так: на крутом берегу Каменки (а это была бурная и сильная речка) строили из подручного материала хибарки, потом к стене домика пристраивали следующий… Со временем образовался странный лабиринт закоулков, проходов, тропинок, причем расположенных на разных уровнях. Со двора можно было шагнуть на крышу соседу. Человеку со стороны там совершенно невозможно было разобраться.

Старожилы рассказывают, что еще в семидесятых годах прошлого века по крышам Закаменки можно было проехаться на мотоцикле. Это был настоящий исторический район, причем весьма своеобразный. Сейчас остатки старой Закаменки можно увидеть в районе «писательских» улиц: Никитина, Лескова, Толстого, Тургенева. Эти улицы не переименовывали, названия остались еще с тех времен. Обо всем этом мы рассказываем на экскурсии «Путешествие в Закаменку, или Возвращение в СССР». Это антигламурная прогулка — с потаенными дворами, трущобами и забытыми улицами, злачными местами и домами терпимости.

— Какие еще экскурсии могут заинтересовать жителей и гостей нашего города?

— Экскурсия — это я не совсем точно выразился. Что такое экскурсия? Экскурсовод рассказывает, экскурсанты слушают… Нынешней молодежи это не слишком интересно. Мы стараемся устроить театрализованное действо, в котором посетители принимают самое активное участие. Они у нас и частушки поют, и листовки читают, и еще много чего делают, чтобы проникнуться духом той эпохи, о которой идет речь.

Таких прогулок по городу у нас много. Есть хулиганская «Михайловская роща, или Дядя, будь проще!» — этакий гоп-тур по задворкам центра. Она посвящена вольной народной стихии в истории города, рабочему люду, профессиям, призваниям и немного городской элите. И в то же время есть неспешная и вальяжная прогулка по купеческим кварталам, где можно осмотреть дома, которым уже сто и более лет. Там мы блатные песни поем. На тему Гражданской войны есть экскурсия — на ней мы рассказываем о буржуазных традициях, виновниках событий Гражданской войны, об истинных причинах митингов и сущности «красного террора».

Вот мы про авангард говорили, так мы на нынешней «Ночи музеев» презентовали авангардно-мистическую прогулку «Бэтмен в сибирском Чикаго». Там мы как раз частушки про Сталина поем, и в новосибирских кварталах НКВД гуляем, и мимо синего рогатого небоскреба, остающегося любимым объектом насмешек и возмущений архитекторов (его еще в народе Бэтменом зовут), проходим.

А в целом, хочу сказать, изучать историю нашего города, хоть он и молод даже по сравнению со своими соседями, — это всегда очень интересно. И чем больше узнаешь, тем интереснее становится.

Источник: http://nsknews.info