Интересные выставки

блог о выставках:)

  • Switch to Blue
  • Switch to Orange

Чешские художники-военнопленные Первой мировой войны - сибирский жребий

Автор: admin Дата: Окт-17-2015

События Первой мировой войны коснулись не только чешских легионеров, но и сотен тысяч чешских и немецких семей, проживавших в Австро-Венгрии. Это обстоятельство более подробно отражается в СМИ и публицистике лишь с недавнего времени. Историки постепенно открывают причинно-следственную связь явлений, скрытых в тени легионерского культа. Чешским искусствоведам, однако, еще предстоит преодолеть долгий путь, чтобы восстановить историческую правду о художественном наследии неизвестных или забытых отечеством авторов, оказавшихся в сибирских лагерях. Некоторые из художников, несмотря на это, считали, что им выпал счастливый жребий.

Выставка «В Сибирь!» Именно этому наследию и посвящена открывшаяся на севере Чехии, а именно в Либерецкой галерее, выставка под названием «В Сибирь!». Откуда вообще пришла идея организации этой выставки?

- Идея устроить выставку под таким названием принадлежит Либерецу, потому что два года назад мы здесь организовали конференцию на тему чешских немцев. Одна из участниц конференции из Вены, Лена Радауйер – в то время она училась в Германии, выступила с докладом на тему «Немецкоязычные авторы из Чехии, Моравии и Силезии в сибирском плену или в Сибири в период Первой мировой войны».

Это дало большой толчок как мне, так и людям из моего довольно широкого окружения, потому что Либерецкая галерея является владельцем достаточно уникальной коллекции графики. Собрания, имеющего прямое отношение к Первой мировой войне и к событиям сибирских лагерей. Мы хотели экспонировать эти работы в контексте того времени и в контексте связанных с этой темой работ немецкоговорящих авторов родом из Чехии, Моравии и Силезии,

Какой коллекцией и в каком стиле располагает Либерецкая галерея?

- Речь идет в первую очередь о серии работ Альфреда Кунфта, который родился в Усти-на-Лабе, но работал в либерецком издательстве братьев Шкипл. В этом цикле восемь графических работ, в которых изображены конкретные сибирские лагеря – в Новониколаевске и других местах, а также сцены лагерной жизни, надзиратели, сторожевые вышки. Это очень реалистичная графика, но в ней используются весьма специфичные приемы. Во всех этих работах появляются лучи. Мы уже два года назад пытались понять, если между лучизмом, направлением в русском изобразительном искусстве 1910-х гг., и этим сиянием, очень выразительными лучеобразными образованиями, которые мы видим в графическим работах Кунфта, может существовать какая-то взаимосвязь.

К какому выводу вы с вашими коллегами пришли?

- Однозначного вывода мы не сделали. Полярное сияние наблюдалось чересчур далеко от того места, где его реально мог видеть этот художник. Мы, однако, знаем, что Альфред Кунфт был открыт новым веяниям и взглядам, а Сибирь в пору Первой мировой войны трудно было назвать процветающей в области культурной или художественной жизни. По этой причине мы не предполагаем, что Кунфт, будучи в Сибири, мог увидеть что-либо в стиле лучизма у какого-то русского художника. Очень интересно, тем не менее, то, что культурно-художественная жизнь узников лагеря была чрезвычайно интенсивной.

Заключенные сибирских лагерей проявляли большую инициативу, основывая разные мастерские - в числе военнопленных Австрийско-Венгерской армии было очень много художников и представителей разных профессий, включая творческие. Организаторы выставки полагают, что в этой художественной лагерной среде происходило заметное взаимное влияние, поскольку среди созданных художниками в лагерях работ были и выполненные в стиле сюрреализма или дадаизма, очень смелые для своего времени. Упомянутые работы также экспонируются на либерецкой выставке. Продолжает Анна Габанова.

- Прежде всего, речь в данном случае идет о графике, цветных акварелях, литографии и гравюре. Что касается акварельных работ, они были созданы непосредственно в сибирских лагерях, в тяжелых для заключенных условиях. Художники обменивали с надзирателями вещи на художественные принадлежности или получали нужный им материал благодаря стараниям датского или шведского Красного креста, и впоследствии им удалось перевезти свои работы в Европу.

В каких коллекциях работы оказались, кому они сейчас принадлежат?

- По большей части, они находятся в частных коллекциях. В чешско-немецком каталоге, изданном к выставке, представлены экспонаты из американских собраний. Одну работу нам одолжили из Швеции, из собрания упомянутого Красного креста, остальные работы временно предоставлены нам частными коллекционерами Германии, Австрии и Чехии.

Известно ли хотя бы приблизительно, сколько таких работ, наконец, осело в чешских коллекциях?

- В Чехии, по всей видимости, этих работ больше, чем мы могли первоначально предполагать. Проблема, однако, заключается в том, что исследование творческого пути художников этого круга было прервано по известным причинам. Чешские немцы были выселены после Второй мировой войны из Чехословакии, и их имена были вычеркнуты из контекста отечественной истории искусств. Лишь в последние годы нам с большей глубиной открываются детали их биографий. Я думаю, что работы этих авторов могут находиться у людей, об этом даже не подозревающих, так как подписи некоторых художников на картинах трудноразличимы или вовсе отсутствуют. Экспонируемые работы преимущественно попали к нам из коллекций наследников тех, кто находился в этих лагерях.

Что известно о перипетиях судеб этих художников - многие из них попали в плен в 1915-16 гг., какой след в их жизни оставила Сибирь?

- Это интересный вопрос. Мой прадедушка тоже отбывал срок в сибирском лагере и вернулся в Чехословакию лишь в 1922 году. О его лагерных воспоминаниях мне рассказала моя бабушка, которую я очень любила. Среди этих воспоминаний, что любопытно, не преобладали негативно окрашенные. Те, кто вернулся, были благодарны за то, что вообще выжили. Все они стремились найти в лагере свое место, применение своим навыкам и способностям с учетом своего положения в военной и общественной иерархии. Многие художники, хотя и не все, воспринимали свой опыт в Сибири как огромный источник вдохновения, а некоторые, как Виктор Бем из Брно, даже считали, что достигли в лагере вершины своей творческой карьеры,

подчеркивает Анна Габанова.

Рассказ об этих немецкоязычных художниках мы продолжим в одной из ближайших программ «Богема».

Источник: http://www.radio.cz